Ажур­ная баш­ня

Видео

00:00|00:00

Картинки

В. Г. ШуховБашня Нижегородской выставкиПривилегияПостановление Совета РКОВ. Г. Шухов за работойПроект 350-метровой башниСравнение с Эйфелевой башнейВ. Г. Шухов за работойПроект Шабловской радиобашниИз дневника В. Г. ШуховаСтроительство первой секцииСтроительство второй секцииПодготовка к подъёмуПодъём второй секцииВторая секция установленаПодъём третьей секцииФотография башни после аварииПостройка следующих секцийПодъём третьей секцииПодъём четвёртой секцииПодъем пятой секцииПять секций поднятыФотографии шестой секцииПодъём шестой секцииБашня законченаУстановка верхаФотография В. Г. ШуховаФотографии А. М. РодченкоКонструкция башни

Все­рос­сий­ская про­мыш­лен­ная и ху­до­же­ствен­ная вы­став­ка, про­хо­див­шая в Ниж­нем Нов­го­ро­де в 1896 го­ду, ста­ла круп­ней­шей до­ре­во­лю­ци­он­ной вы­став­кой в Рос­сии. Она яви­лась де­мон­стра­ци­ей на­уч­но-тех­ни­че­ско­го про­грес­са Рос­сии то­го вре­ме­ни, а так­же три­ум­фом ве­ли­ко­го рос­сий­ско­го ин­же­не­ра Вла­ди­ми­ра Гри­го­рье­ви­ча Шу­хо­ва.

Вла­ди­мир Гри­го­рье­вич Шу­хов ро­дил­ся 16 (28) ав­гу­ста 1853 го­да. В 1876 го­ду Шу­хов с от­ли­чи­ем окан­чи­ва­ет Им­пе­ра­тор­ское мос­ков­ское тех­ни­че­ское учи­ли­ще (ныне МГТУ им. Н.Э. Ба­у­ма­на) и по­лу­ча­ет ди­плом ин­же­не­ра-ме­ха­ни­ка. Ве­ли­кий рос­сий­ский ма­те­ма­тик Па­ф­ну­тий Льво­вич Че­бы­шев пред­ла­га­ет мо­ло­до­му че­ло­ве­ку ста­жи­ро­вать­ся у него в ма­те­ма­ти­ке и ме­ха­ни­ке, но Шу­хов вы­би­ра­ет путь ин­же­не­ра. Он уез­жа­ет в Фила­дель­фию на Все­мир­ную вы­став­ку для изу­че­ния по­след­них ми­ро­вых тех­ни­че­ских до­сти­же­ний, а по воз­вра­ще­нии в Рос­сию на­чи­на­ет свою ин­же­нер­ную де­я­тель­ность. Но с на­у­кой не по­ры­ва­ет — прак­ти­че­ские за­да­чи он ре­ша­ет на ос­но­ве глу­бо­ких на­уч­ных изыс­ка­ний, и в 1929 го­ду В.Г. Шу­хо­ва из­би­ра­ют по­чет­ным чле­ном Ака­де­мии на­ук СССР.

Сре­ди его изоб­ре­те­ний уста­нов­ки для пе­ре­ра­бот­ки и хра­не­ния неф­ти, пер­вые неф­те­про­во­ды, про­ек­ти­ро­ва­ние и стро­и­тель­ство неф­те­на­лив­ных су­дов, фор­сун­ка для го­ре­ния ма­зу­та, про­мыш­лен­ная ре­а­ли­за­ция тер­ми­че­ско­го кре­кин­га, па­ро­вые кот­лы удоб­ной кон­струк­ции, раз­ра­бот­ка и по­строй­ка же­лез­но­до­рож­ных мо­стов, ар­хи­тек­тур­ных сет­ча­тых кон­струк­ций и пе­ре­кры­тий раз­ных ти­пов. Имен­но пе­ре­кры­тия и де­бар­ка­де­ры Шу­хо­ва вен­ча­ют Пуш­кин­ский (Цве­та­ев­ский) му­зей изоб­ра­зи­тель­ных ис­кусств, ГУМ, Пет­ров­ский пас­саж, Бе­ло­рус­ский вок­зал, Ки­ев­ский вок­зал, Бах­ме­тьев­ский га­раж, а так­же про­мыш­лен­ные объ­ек­ты Пер­ми, Че­ля­бин­ска, Маг­ни­то­гор­ска и мно­гих дру­гих го­ро­дов Си­би­ри и Ура­ла. Но боль­шин­ству из нас этот ин­же­нер из­ве­стен по дру­го­му сво­е­му тво­ре­нию — башне на Ша­бо­лов­ке.

На Ни­же­го­род­ской вы­став­ке 1896 го­да пе­ре­кры­тие цен­траль­ных па­ви­льо­нов бы­ло спро­ек­ти­ро­ва­но Шу­хо­вым. А пе­ред глав­ным па­ви­льо­ном кра­со­ва­лась изящ­ная во­до­на­пор­ная баш­ня вы­со­той 25,6 мет­ра. Её бак вме­сти­мо­стью 144 ты­ся­чи лит­ров снаб­жал во­дой всю тер­ри­то­рию вы­став­ки. На ба­ке на­хо­ди­лась пло­щад­ка для обо­зре­ния, на ко­то­рую мож­но бы­ло под­нять­ся по вин­то­вой лест­ни­це внут­ри баш­ни. Пер­вое по­доб­ное со­ору­же­ние бы­ло уста­нов­ле­но Шу­хо­вым во дво­ре кон­то­ры Ба­ри, где он ра­бо­тал, но имен­но с этой вто­рой баш­ни, пред­став­лен­ной на вы­став­ке, на­чи­на­ет­ся эра ги­пер­бо­ло­ид­ных со­ору­же­ний. Баш­ня бы­ла очень кра­си­ва, и по­сле вы­став­ки её ку­пил бо­га­тый по­ме­щик Неча­ев-Маль­цев, ко­то­рый уста­но­вил её в сво­ём по­ме­стье По­ли­би­но под Ли­пец­ком. Баш­ня сто­ит там и се­го­дня.

При­ви­ле­гия (в совре­мен­ных тер­ми­нах — па­тент) на ажур­ную баш­ню в ви­де ги­пер­бо­ло­и­да бы­ла за­яв­ле­на в том же 1896 го­ду.

При­ви­легiя, вы­дан­ная 12 Мар­та 1899 го­да.
Опи­санiе ажур­ной баш­ни.
Къ при­ви­легiи ин­же­неръ-ме­ха­ни­ка В. Шу­хо­ва, въ Москвѣ, за­яв­лен­ной 11 Ян­ва­ря 1896 го­да.

Сѣтча­тая по­верх­ность, об­ра­зу­ю­щая баш­ню пред­ла­га­е­ма­го устрой­ства, со­сто­итъ изъ пря­мы­хъ де­ре­вян­ны­хъ брусьевъ, желѣзны­хъ трубъ и угол­ко­въ, опи­ра­ю­щих­ся на два коль­ца, од­но изъ ко­ихъ ввер­ху, дру­гое вни­зу баш­ни; в мѣстахъ пе­ресѣченiя — бру­сья, тру­бы и угол­ки скрѣпля­ют­ся меж­ду со­бою. Со­став­лен­ная та­ки­мъ об­ра­зо­мъ сѣтка об­ра­зу­етъ ги­пер­бо­ло­идъ вра­щенiя, по по­верх­но­сти ко­то­ра­го про­хо­дитъ рядъ го­ри­зон­таль­ны­хъ ко­ле­цъ. Устро­ен­ная та­ки­мъ спо­со­бо­мъ баш­ня пред­став­ля­етъ со­бою проч­ную кон­струкцiю, про­ти­водѣйству­ю­щую внѣшни­мъ усилiямъ при зна­чи­тель­но мень­шей за­тратѣ ма­терiала. Глав­ное примѣненiе та­кой кон­струкцiи пред­ви­дит­ся для во­до­на­пор­ны­хъ ба­шенъ и ма­я­ко­въ.

Пред­метъ при­ви­легiи.

Ажур­ная баш­ня, ха­рак­те­ри­зу­ю­ща­я­ся тѣмъ, что осто­въ ея со­сто­итъ изъ пе­ресѣка­ю­щих­ся меж­ду со­бою пря­мо­ли­ней­ны­хъ де­ре­вян­ны­хъ брусьевъ, или желѣзны­хъ трубъ, или уголь­ни­ко­въ, рас­по­ло­жен­ны­хъ по про­из­во­дя­щи­мъ тѣла вра­щенiя, фор­му ко­то­ра­го имѣетъ баш­ня, скле­пы­ва­е­мы­хъ меж­ду со­бою въ точ­кахъ пе­ресѣченiя и кромѣ то­го со­еди­нен­ны­хъ го­ри­зон­таль­ны­ми коль­ца­ми.

Ги­пер­бо­ло­ид­ных — «ажур­ных» — во­до­на­пор­ных ба­шен Шу­хов спро­ек­ти­ро­вал сот­ни, они бы­ли воз­ве­де­ны в раз­ных угол­ках Рос­сии. При этом каж­дая баш­ня име­ла свои ин­ди­ви­ду­аль­ные от­ли­чия — как необ­хо­ди­мые тех­ни­че­ские, так и ху­до­же­ствен­ные — бу­дучи на­сто­я­щим ин­же­не­ром, Вла­ди­мир Ге­ор­ги­е­вич по­ни­мал, что баш­ня долж­на не толь­ко впи­сы­вать­ся в ар­хи­тек­тур­ный об­лик го­ро­да, но и укра­шать его.

Под Хер­со­ном до сих пор со­хра­ни­лись боль­шой и ма­лый ма­я­ки ги­пер­бо­ло­ид­ной кон­струк­ции. Ещё од­но уни­каль­ное ги­пер­бо­ло­ид­ное со­ору­же­ние Шу­хо­ва — че­ты­ре опо­ры вы­со­той 128 мет­ров для пе­ре­хо­да ли­нии элек­тро­пе­ре­дач НИГРЭС через Оку под Ниж­ним Нов­го­ро­дом. Ги­пер­бо­ло­ид­ные кон­струк­ции про­бо­ва­ли ис­поль­зо­вать да­же в ка­че­стве мачт ко­раб­лей.

Но са­мым из­вест­ным со­ору­же­ни­ем Вла­ди­ми­ра Гри­го­рье­ви­ча Шу­хо­ва яв­ля­ет­ся баш­ня на Ша­бо­лов­ке. Ис­то­рия её по­строй­ки на­чи­на­ет­ся с по­ста­нов­ле­ния Со­ве­та РКО 1919 го­да о необ­хо­ди­мо­сти уста­нов­ки ра­дио­стан­ции в Москве.

По­ста­нов­ле­ние Со­ве­та Ра­бо­че-Кре­стьян­ской Обо­ро­ны.

1. Для обез­пе­че­ния на­деж­ной и по­сто­ян­ной свя­зи цен­тра Рес­пуб­ли­ки с за­пад­ны­ми го­су­дар­ства­ми и окра­и­на­ми Рес­пуб­ли­ки по­ру­ча­ет­ся На­род­но­му Ко­мис­са­ри­а­ту По­чт и Те­ле­гра­фов уста­но­вить в чрез­вы­чай­но сроч­ном по­ряд­ке в г. Москве ра­дио­стан­цию, обо­ру­до­ван­ную при­бо­ра­ми и ма­ши­на­ми наи­бо­лее со­вер­шен­ны­ми и об­ла­да­ю­щи­ми мощ­но­стью, до­ста­точ­ной для вы­пол­не­ния ука­зан­ной за­да­чи.
2. Всем го­судар­ствен­ным учре­жде­ни­ям и ор­га­ни­за­ци­ям пред­ла­га­ет­ся ока­зы­вать На­род­но­му Ко­мис­са­ри­а­ту По­чт и Те­ле­гра­фов в вы­пол­не­нии этой за­да­чи са­мое де­я­тель­ное и энер­гич­ное со­дей­ствие по ча­сти снаб­же­ния все­ми необ­хо­ди­мы­ми ма­те­ри­а­ла­ми, транс­пор­та ж. до­рож­но­го, вод­но­го и гу­же­во­го и по при­вле­че­нию к этой ра­бо­те ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных и не ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных ра­бо­чих, обез­пе­чив их про­до­воль­стви­ем и жи­ли­щем.
3. Ра­бо­та­ю­щих по уста­нов­ке ра­дио­стан­ции счи­тать мо­би­ли­зо­ван­ны­ми на ме­сте и по­то­му не под­ле­жа­щи­ми к при­зы­ву /неза­ви­си­мо от воз­рас­та/ до тех пор по­ка ра­дио­стан­ция не бу­дет за­кон­че­на.
4. Всем ра­бо­чим ква­ли­фи­ци­ро­ван­ным и не ква­ли­фи­ци­ро­ван­ным, ра­бо­та­ю­щим по уста­нов­ке ра­дио­стан­ции, вы­да­вать крас­но­ар­мей­ский па­ек до тех пор по­ка ра­дио­стан­ция не бу­дет за­кон­че­на.
5. Для на­блю­де­ния за вы­пол­не­ни­ем этой за­да­чи в крат­чай­ший срок и пра­виль­но­стью про­из­во­ди­мых ра­бот учре­дить рас­по­ря­же­ни­ем Ком­по­чте­ля осо­бую ко­мис­сию из ра­бот­ни­ков Ком­по­чте­ля и пред­ста­ви­те­лей от В.С.Н.Х. Го­судар­ствен­но­го кон­тро­ля и от Ра­дио-сек­ции Про­ле­тар­ско­го Про­из­вод­ствен­но­го Со­ю­за На­род­ной свя­зи; чле­нам ко­мис­сии уста­но­вить осо­бое воз­на­граж­де­ние в пре­де­лах норм преду­смот­рен­ных по­ста­нов­ле­ни­я­ми С.Н.К. о сов­ме­сти­тель­стве.

Пред­се­да­тель Со­ве­та Обо­ро­ны В. Улья­нов /Ле­нин/

Москва, Кремль,
30-го июля 1919 г.

Вла­ди­мир Гри­го­рье­вич Шу­хов раз­ра­ба­ты­ва­ет про­ект ги­пер­бо­ло­ид­ной баш­ни вы­со­той 350 мет­ров. Пре­вос­хо­дя Эй­феле­ву баш­ню на 50 мет­ров по вы­со­те, кон­струк­ция рос­сий­ско­го ин­же­не­ра поз­во­ля­ла сде­лать со­ору­же­ние бо­лее проч­ным и в че­ты­ре ра­за бо­лее лёг­ким! Од­на­ко, по­сколь­ку по­сле­ре­во­лю­ци­он­ная стра­на ис­пы­ты­ва­ла ост­рый недо­ста­ток же­ле­за, ко­ли­че­ства, нуж­но­го для по­строй­ки баш­ни, — чуть боль­ше двух ты­сяч тонн — не смог­ли най­ти.

Шу­хов раз­ра­ба­ты­ва­ет но­вый про­ект Шаб­лов­ской (имен­но так то­гда на­зы­вал­ся рай­он по­строй­ки) ра­дио­баш­ни в рас­чё­те на 150-мет­ро­вую вы­со­ту.

В Москве 1919 го­да ин­фля­ция, го­лод, недо­ста­ток ме­тал­ла, тем не ме­нее, под­го­тов­ка к по­строй­ке баш­ни идёт, хо­тя и с вы­нуж­ден­ны­ми пе­ре­ры­ва­ми.

Всю свою твор­че­скую жизнь Вла­ди­мир Гри­го­рье­вич ве­дёт за­пи­си в ра­бо­чих тет­ра­дях боль­шо­го фор­ма­та, и пер­вая за­пись, от­но­ся­ща­я­ся уже имен­но к по­строй­ке баш­ни, сви­де­тель­ству­ет: «Сбор­ка коль­ца баш­ни у ос­но­ва­ния на­ча­та 14 мар­та 1920 го­да».

Кро­ме раз­ра­бот­ки соб­ствен­но кон­струк­ции баш­ни, Вла­ди­мир Гри­го­рье­вич при­ду­мы­ва­ет уни­каль­ный ме­тод по­строй­ки. Кра­нов необ­хо­ди­мой вы­со­ты то­гда не бы­ло, и обыч­но со­ору­же­ния стро­и­лись в ле­сах. Но по те­ле­ско­пи­че­ско­му ме­то­ду Шу­хо­ва да­же ле­са бы­ли не нуж­ны!

Все сек­ции баш­ни со­би­ра­лись на зем­ле. Вна­ча­ле со­би­ра­лась пер­вая сек­ция, а по­том внут­ри неё со­би­ра­лась вто­рая сек­ция. На верх пер­вой сек­ции и низ вто­рой уста­нав­ли­ва­лись бло­ки, объ­еди­нён­ные си­сте­мой тро­сов. Чтобы под­го­то­вить­ся к подъ­ёму сле­ду­ю­щей тре­тьей сек­ции, верх­ние бло­ки на вто­рую уста­нав­ли­ва­лись, ко­гда она ещё сто­я­ла на зем­ле. Стя­ги­вал­ся её низ — для то­го чтобы он про­шёл через рав­ную ему верх­нюю гор­ло­ви­ну пер­вой сек­ции.

«Подъ­ём вто­рой сек­ции на­чал­ся 16 ап­ре­ля 1921 го­да. 18-го под­ня­та на 8 м., 19-го — на 16, 20-го — на 24. 21-го в те­че­ние дня — на пол­мет­ра. Сек­ция уста­нов­ле­на в семь ча­сов ве­че­ра 21 ап­ре­ля 1921 го­да», — за­пись из днев­ни­ка Шу­хо­ва.

Об­щая идея, при­ме­няв­ша­я­ся и к пер­вым двум сек­ци­ям, — по­сле вы­хо­да верх­ней сек­ции над ниж­ней рас­пус­ка­лась стяж­ка, и на­чи­на­лось за­креп­ле­ние ног — швел­ле­ры, об­ра­зу­ю­щие ги­пер­бо­ло­ид верх­ней сек­ции, со­еди­ня­лись бол­та­ми с со­от­вет­ству­ю­щи­ми швел­ле­ра­ми, об­ра­зу­ю­щи­ми ниж­нюю сек­цию.

По та­кой же схе­ме под­ни­ма­лась и тре­тья сек­ция. Но при подъ­ёме чет­вёр­той сек­ции про­изо­шла ава­рия. Из днев­ни­ка В. Г. Шу­хо­ва: «29 июня 1921 го­да. При подъ­ёме чет­вер­той сек­ции тре­тья сло­ма­лась. Чет­вёр­тая упа­ла и по­вре­ди­ла вто­рую и первую в семь ча­сов ве­че­ра».

Уни­каль­ная фо­то­гра­фия баш­ни по­сле ава­рии со­хра­ни­лась в од­ной из де­ре­вень Го­ро­хо­вец­ко­го рай­о­на Вла­ди­мир­ской об­ла­сти. Де­ло в том, что боль­шин­ство стро­ив­ших баш­ню вер­хо­ла­зов бы­ли имен­но от­ту­да. Фо­то­гра­фия бы­ла най­де­на пи­са­те­лем-кра­е­ве­дом из г. Го­ро­хов­ца — Ни­ко­ла­ем Ива­но­ви­чем Ан­дре­евым.

На­ча­лись неиз­беж­ные по­сле та­ко­го со­бы­тия за­се­да­ния ко­мис­сий. И хо­тя ре­зуль­та­том ана­ли­за стал вы­вод о том, что кон­струк­ция без­упреч­на, а не вы­дер­жал нека­че­ствен­ный ме­талл тре­тьей сек­ции, тем не ме­нее, при­го­вор В. Г. Шу­хо­ву — услов­ный рас­стрел.

И вновь под­бор и по­иск ма­те­ри­а­ла для по­строй­ки баш­ни. Ко­гда ра­бо­ты воз­об­но­ви­лись, для вы­иг­ры­ша вре­ме­ни бы­ло ре­ше­но сек­ции на зем­ле стро­ить од­новре­мен­но — од­на в дру­гой. На фо­то­гра­фии, сде­лан­ной В.Г. Шу­хо­вым, вид­но, что внут­ри пер­вых двух от­ре­мон­ти­ро­ван­ных сек­ций од­новре­мен­но со­би­ра­ют­ся тре­тья, чет­вёр­тая и пя­тая.

24 ок­тяб­ря 1921 го­да на башне всё го­то­во к подъ­ёму тре­тьей сек­ции.

Из днев­ни­ка В.Г. Шу­хо­ва 1921 го­да:

27 ок­тяб­ря. Подъ­ем тре­тьей сек­ции на­чал­ся. Хо­лод­ный ве­тер. Ра­бо­та идет спо­кой­но. Ше­сти­уголь­ник по­ка дей­ству­ет очень хо­ро­шо.

28 ок­тяб­ря. Подъ­ем про­дол­жа­ет­ся. Сек­ция под­ня­та на по­ло­ви­ну вто­ро­го эта­жа.

29 ок­тяб­ря. Подъ­ем кон­чил­ся […]. По­сле обе­да на­ча­лось за­креп­ле­ние. До­пол­ни­тель­ные подъ­емы по 2 и 3 дюй­ма. При подъ­еме од­ной дву­но­ги из ше­сти по­яв­ля­ют­ся опас­но боль­шие уси­лия.
Од­на дву­но­га по­тре­бо­ва­ла опус­ка­ния, и на­тя­же­ние коль­ца бы­ло при­бли­зи­тель­но рав­но ну­лю. Необ­хо­ди­мо при­нять ме­ры для из­бе­жа­ния та­ких де­фор­ма­ций в бу­ду­щем. Подъ­ем сек­ции так­же нерав­но­ме­рен. Ука­за­те­ли недо­ста­точ­но точ­ны. Ра­бо­чие и ма­сте­ра бо­ят­ся ма­лей­ших зву­ков.
Сек­ции долж­ны быть ис­прав­ле­ны на точ­ность их при­ле­га­ния, и сто­ят сек­ции все­го на трех точ­ках, а не на ше­сти. Для вет­ра оста­ет­ся толь­ко склеп­ка при рас­свер­ли­ва­нии дыр.

30 ок­тяб­ря. Сни­ма­ли де­ре­вян­ные при­спо­соб­ле­ния.

4 но­яб­ря. По­став­ле­ны коль­ца в тре­тьей сек­ции. Но­ги на­руж­ные и внут­рен­ние при­креп­ле­ны к коль­цам. Бол­ты до­став­ле­ны. Чет­вер­тая сек­ция со­бра­на — 20 ног.

18 но­яб­ря. Чет­вер­тую сек­цию по­чти за­кон­чи­ли. Был на башне.

24, 25 но­яб­ря. Был на башне. Верх­ние дву­но­ги по­став­ле­ны, и сек­ция го­то­ва к подъ­ему.

28 но­яб­ря. Был на башне. Ве­че­ром на­гру­зи­ли низ и при­под­ня­ли на 6 дюй­мов.

29 но­яб­ря. На­чал­ся подъ­ем сек­ции. На башне хо­лод­но. Мо­роз 13°.

30 но­яб­ря. Подъ­ем про­дол­жа­ет­ся. К ве­че­ру сек­ция под­ня­та на 40 мет­ров.

1 де­каб­ря. Под­ня­ли до вер­ха. Сек­ция вы­шла за ше­стое коль­цо.

2 де­каб­ря. К 12-ти ча­сам сек­ция вста­ла на свое ме­сто. В 2 ча­са под­ня­лись вер­хо­ла­зы, 12 че­ло­век, для за­креп­ле­ния. Мо­роз 12 °С.

3 де­каб­ря. На ра­бо­тах про­дол­жа­ют за­креп­лять чет­вер­тую сек­цию.

24 де­каб­ря. Пя­тая сек­ция го­то­ва к подъ­ему.

26 де­каб­ря. На­ча­ло подъ­ема пя­той сек­ции. […] Ис­пы­та­ние подъ­ема на трех дву­но­гах вме­сто ше­сти.

27 де­каб­ря. Пя­тая сек­ция под­ня­та на по­ло­ви­ну вы­со­ты.

28 де­каб­ря. Пя­тая сек­ция вы­шла за чет­вер­тую на 10 мет­ров.

29 де­каб­ря. По слу­чаю силь­но­го сне­га и вет­ра подъ­ем пя­той сек­ции при­оста­нов­лен. […]
Укреп­ле­ние коль­ца пер­вой/вто­рой сек­ций, где на­до по­ста­вить 4 за­клеп­ки 5/8 дюйм.

30 де­каб­ря. В 2 ча­са дня пя­тая сек­ция вста­ла на свое ме­сто. В 4 ча­са вер­хо­ла­зы за­кре­пи­ли шесть ног.

31 де­каб­ря. За­креп­ле­ние пя­той сек­ции.

Уже 3 ян­ва­ря 1922 го­да ра­бо­ты по по­строй­ке баш­ни про­дол­жа­ют­ся. А 10 ян­ва­ря на­чи­на­ет­ся сбор­ка ше­стой сек­ции.

Из днев­ни­ка В.Г. Шу­хо­ва 1922 го­да:

6 фев­ра­ля. Ис­пы­та­ние подъ­ема на трех но­гах вполне бла­го­по­луч­но. В 1 час дня на­чал­ся подъ­ем ше­стой сек­ции.

7 фев­ра­ля. В 3 ча­са 30 ми­нут ше­стая сек­ция под­ня­лась в чет­вер­тую, прой­дя три сек­ции в те­че­ние 10-ти ра­бо­чих ча­сов. Подъ­ем идет на 12 фу­тов в те­че­ние 12 ми­нут, пе­ре­тя­ги­ва­ние ка­на­та тре­бу­ет 18 ми­нут. По­ни­ма­ем по­те­рю вре­ме­ни. На­до счи­тать на 1 фут подъ­ема 3 ми­ну­ты.

8 фев­ра­ля. Ше­стая сек­ция вы­шла на­верх на­по­ло­ви­ну в 3 ча­са дня.

9 фев­ра­ля. Утром ше­стая сек­ция уста­нов­ле­на. По­го­да ти­хая, —8 °С. К 4-м ча­сам укреп­ле­но 8 ног.
Баш­ня кра­си­ва, толь­ко пя­тая сек­ция име­ет ред­кую сет­ку.

10 фев­ра­ля. За­креп­ле­ны все 24 но­ги ше­стой сек­ции.

14 фев­ра­ля. По­став­ле­но коль­цо ше­стой сек­ции, и баш­ня, та­ким об­ра­зом, за­кон­че­на. При­сту­пи­ли к уста­нов­ке вер­хуш­ки с обя­за­тель­ством окон­чить ра­бо­ту в 10 дней.
Ра­бо­та по об­ра­бот­ке и уста­нов­ке че­ты­рех сек­ций и ре­мон­ту двух ниж­них сек­ций про­дол­жа­лась пять ме­ся­цев. Вся ра­бо­та про­дол­жа­лась два го­да. Со дня за­клю­че­ния кон­трак­та с Элек­тро­свя­зью по по­строй­ке баш­ни про­шло 2,5 го­да.

21 фев­ра­ля. Под­ня­та верх­няя буд­ка, и при­ступ­ле­но к подъ­ему мач­ты де­ре­вян­ной. Дан чер­теж фла­га.

22 фев­ра­ля. Под­ня­та де­ре­вян­ная мач­та, при­сту­пи­ли к уко­си­нам.

23 фев­ра­ля. Под­ня­та од­на уко­си­на, с тя­гой. На­чал­ся подъ­ем вто­рой уко­си­ны.

28 фев­ра­ля. Баш­ня за­кон­че­на, и мач­та по­став­ле­на.

14 мар­та. Пер­вое за­се­да­ние ко­мис­сии по при­ем­ке баш­ни Нар­ком­по­чте­лем.

21 мар­та. Акт сда­чи баш­ни. Ста­тьи в га­зе­тах «Из­ве­стия» и «Ра­бо­чая Москва».

По фо­то­гра­фии баш­ни, сде­лан­ной Вла­ди­ми­ром Гри­го­рье­ви­чем, мож­но су­дить о том, как вы­гля­де­ла Москва в рай­оне баш­ни в те вре­ме­на. Две наи­бо­лее из­вест­ные фо­то­гра­фии Шу­хов­ской баш­ни на Ша­бо­лов­ке, сде­лан­ные в 1929 го­ду, при­над­ле­жат клас­си­ку со­вет­ско­го кон­струк­ти­виз­ма в фо­то­гра­фии — Алек­сан­дру Ми­хай­ло­ви­чу Род­чен­ко.

19 мар­та 1922 го­да опро­бо­ва­ли пе­ре­дат­чик Ша­бо­лов­ской ра­дио­стан­ции, а в сен­тяб­ре 1922 го­да с Ша­бо­лов­ки про­зву­ча­ла пер­вая ра­дио­пе­ре­да­ча — кон­церт рус­ской му­зы­ки.

Над­строй­ка баш­ни несколь­ко раз ме­ня­лась под тех­ни­че­ские нуж­ды ра­дио­стан­ций. К са­мой башне впо­след­ствии бы­ло до­бав­ле­но несколь­ко стя­ги­ва­ю­щих сек­ции ко­лец.

В 1939 го­ду баш­ня об­ре­ла воз­мож­ность пе­ре­да­вать и теле­ви­зи­он­ный сиг­нал, на мно­гие го­ды став сим­во­лом со­вет­ско­го теле­ви­де­ния.

В кон­це XX ве­ка и в на­ши дни в раз­ных стра­нах по­яви­лось несколь­ко боль­ших ги­пер­бо­ло­ид­ных со­ору­же­ний. Из­вест­ные ино­стран­ные ар­хи­тек­то­ры, раз­ра­ба­ты­вав­шие их, при­зна­ют тот огром­ный вклад, ко­то­рый внёс в раз­ра­бот­ку та­ких кон­струк­ций ве­ли­кий рос­сий­ский ин­же­нер Вла­ди­мир Гри­го­рье­вич Шу­хов.

Ли­те­ра­ту­ра

Е. М. Шу­хо­ва. Вла­ди­мир Гри­го­рье­вич Шу­хов. Пер­вый ин­же­нер Рос­сии. М.: Изд-во МГТУ им. Н. Э. Ба­у­ма­на, 2003.

Р. Гре­фе, М. М. Гап­по­е­ва, О. Пер­чи. Вла­ди­мир Гри­го­рье­вич Шу­хов. Ис­кус­ство кон­струк­ций. М.: Мир, 1994.

Ар­хив РАН. Фонд Вла­ди­ми­ра Гри­го­рье­ви­ча Шу­хо­ва. № 1508.

Другие проекты фонда «Математические этюды»

При поддержке